Проповеди

Проповеди святителя Феофана Затворника.
                  Мысли на каждый день

Понедельник 26-й седмицы по Пятидесятнице
(1 Тим. 1, 1-7; Лк. 14, 12-15)
В указании кого звать на обед или вечерю, позаимствуй себе правило: не делать ничего для ближних в видах воздаяния от них здесь. Но это не значит, что ты будешь тратиться понапрасну. В свое время все тебе воздано будет. В Нагорной беседе о всех богоугодных делах – молитве, посте, милостыне – Господь заповедал творить их тайно, почему? Потому что Отец Небесный поступающим так воздаст явно. Стало быть, всеми трудами жизни своей христианин должен заготовлять себе будущее блаженство, строить себе вечный дом и предпосылать туда провиант на всю вечность. Такой образ действования – не интересанство, потому что собственно интересы ограничиваются здешнею жизнью, а такая жизнь идет в ущерб этим интересам. К тому же, жить так нельзя без веры, упования и любви к Господу. Действование по заповедям в чаянии воздаяния – также отрешенное действование. Между тем, оно ближе и внятнее сердцу, чем что‑либо другое, слишком идеальное, как, например, делать добро ради добра. Этого последнего нигде в Писании не найдете. Высшее здесь побуждение: делай все ради Господа и не бойся потерь.

Вторник 26-й седмицы по Пятидесятнице
(1 Тим. 1, 8-14; Лк. 14, 25-35)
«Соль – добрая вещь; но если соль потеряет силу, чем исправить ее?» Соль – ученики Господа, которые, преподавая Его наставления людям, истребляли нравственную в них гнилость. Если такое преподавание назовем просвещением, то и титло соли должно тоже перейти на это последнее. Затем все изречение будет в таком виде: добро – просвещение, но если просвещение обуяет, то к чему оно тоже? Брось его!… Просвещение действует как соль, когда оно исполнено начал и элементов учения Господня, когда само состоит в ученичестве у Господа, а коль скоро оно отступает от этого направления и вместо уроков Господних усвояет себе чуждые учения, тогда оно обуевает само и становится непотребным, само заражается гнилостию заблуждения и лжи, и начинает уже действовать не целительно, а заразительно. История подтвердила и подтверждает это повсюдными опытами. Отчего же никто не внимает опыту? Враг на всех наводит мрак и всем думается, что то и светло, когда в учениях держатся подальше от учения Господня.

Среда 26-й седмицы по Пятидесятнице
(1 Тим. 1, 18-20; 2, 8-15; Лк. 15, 1-10)
Притча об овце заблудшей и драхме потерянной. Как велико милосердие Господа к нам грешным! Оставляет всех исправных и обращается к неисправным, чтоб их исправить; ищет их и, когда находит, Сам радуется и созывает все небо сорадоваться Ему. Как же это ищет? Разве Он не знает, где мы, отступив от Него? Знает и видит все, но если бы дело было только за тем, чтоб взять и перенести к своим, тотчас все грешники снова являлись бы в своем чине. Но надо прежде расположить к покаянию, чтобы обращение и возращение к Господу было свободное, а этого нельзя сделать повелением или каким‑либо внешним распоряжением. Искание Господом грешника состоит в том, чтоб навести его на покаяние. Все вокруг его располагает Он так, чтоб грешник образумился и, увидев бездну, в которую стремится, возвратился вспять. Сюда направлены все обстоятельства жизни, все встречи с минутами горести и радости, даже слова и взгляды. И внутренние воздействия Божии чрез совесть и другие, лежащие в сердце правые чувства, никогда не прекращаются. Сколько делается для обращения грешников на путь добродетели, а грешники все остаются грешниками!.. Мрак наводит враг, и им думается, что все ничего, пройдет; а если и вспадают тревоги, то говорят: «завтра брошу», и остаются в прежнем положении. Так проходит день за днем; равнодушие к своему спасению растет и растет. Еще немного, и оно перейдет уже в ожесточение в грехе. Придет ли тогда обращение – кто знает?

Четверг 26-й седмицы по Пятидесятнице
(1 Тим. 3, 1-13; Лк. 16, 1-9)
Притча о неправедном приставнике обличенном. Вишь как ухитрился он выпутаться из беды! Хоть бы всем нам так ухитриться устроять себе покойное житие по исходе из этой жизни! Но нет, «сыны века сего догадливее сынов света в своем роде». Отчего приставник так всхлопотался? Оттого, что близка была беда. Близость беды возбудила энергию и сообразительность, и он скоро все уладил. А у нас будто не близка беда? Смерть может постигнуть каждую минуту, а за нею тотчас и «дай ответ в управлении твоем». Все это знают, и, однако ж, почти никто ни с места. Что это за омрачение? То, что никто не думает сейчас умереть, а полагает, что проживет день-другой; хоть и не определяет срока, а все уверен, что смерть еще впереди. Оттого и беда видится все еще впереди. Беда впереди – и соображения на случай беды отлагаются на будущее время. Целую жизнь оставаться в неисправности никто не думает, а только отлагает на нынешний день. А так как и вся жизнь слагается из нынешних дней и часов, то и не приходит озабоченность, как устроиться на будущее.

Пятница 26-й седмицы по Пятидесятнице
(1 Тим. 4, 4-8. 16; Лк. 16, 15-18. 17, 1-4)
«Невозможно придти соблазнам, но горе тому, чрез кого они приходят!» Стало быть, жить с плеча, нараспашку нельзя. Надо осторожно осматриваться, как бы не соблазнить кого. Разум кичит и ни на кого не смотрит; а между тем возбуждает кругом соблазны делом, а более словом. Соблазн растет и увеличивает беду самого соблазнителя, а он того не чует и еще больше расширяется в соблазнах. Благо, что угроза Божия за соблазн здесь, на земле, почти не исполняется в чаянии исправления; это отложено до будущего суда и воздаяния; тогда только почувствуют соблазнители, сколь великое зло соблазн. Здесь же никто почти и не думает о том, соблазнит ли или не соблазнит он своими делами и речами окружающих. Два греха в очах Божиих очень великие, ни во что вменяются людьми: это – соблазн и осуждение. Соблазнителю, по слову Господа, лучше не жить; осуждающий уже осужден. Но ни тот, ни другой не помышляют об этом и даже сказать не могут, грешны ли они в чем‑либо подобном. Какое, в самом деле, ослепление окружает нас и как беспечно ходим мы посреди смерти!

Суббота 26-й седмицы по Пятидесятнице
(Гал. 3, 8-12; Лк. 9, 57-62)
«Никто возложивший руку свою на плуг и озирающийся назад, не благонадежен для Царствия Божия.» То есть кто думает спасаться, а между тем оглядывается и на то, что должно бросить для спасения, тот не спасается, не идет, не направляется в Царствие Божие. Надобно уже окончательно порешить со всем тем, что несовместно с делом спасения. Задумавшие спасаться и сами это видят, но расставанье с некоторыми привязанностями отлагают все до завтра. Вдруг порвать все – представляется слишком большой жертвой. Хотят отрешаться исподволь, чтоб и другим не бросалось в глаза, – и всегда почти проигрывают. Заводят порядки спасительные, а сердечные расположения оставляют прежними. На первых порах несообразность очень резка: но «завтра» и обещаемое изменение их заграждает уста совести. Таким образом, все завтра да завтра, – совесть устает толковать все одно и то же и, наконец, замолкает. А тут начинают приходить мысли, что и так можно оставить. Мысли эти крепнут, а затем и навсегда устанавливаются. Образуется лицо внешне исправное, но с внутреннею неисправностию. Это раскрашенный гроб пред очами Божиими. Главное то беда, что обращение таковых бывает также трудно, как и тех, которые ожестели в грехах открытых, если еще не труднее… А думается, что все ничего.

Неделя двадцать шестая по Пятидесятиице
(Еф. 5, 9-19; Лк. 12, 16-21)
Сказав притчу о разбогатевшем, который собирался только есть, пить и веселиться, и за то поражен был смертию, не дожив до предположенных утех, Господь заключил: «Так бывает с тем, кто собирает сокровища для себя, а не в Бога богатеет». «Так», то есть, таковы бывают, или такая участь постигает и тех и других. Богатеющие с богозабвением только и думают о плотских утехах. Желающие избежать этой горькой участи пусть»собирают не себе, а богатеют только в Бога». А так как богатство от Бога, то, когда оно течет, и посвящай его Богу, и выйдет святое богатство. Все избытки разделяй с нуждающимся: это будет то же, что данное Богом возвращать Богу. Кто бедному дает, Богу дает. Истощая как будто богатство, таковой истинно богатеет, богатясь добрыми делами, – богатеет ради Бога, в видах угождения Ему, богатеет Богом, привлекая Его благоволение, богатеет от Бога, Который верного вмале поставляет над многими; богатеет в Бога, а не себе, ибо не считает себя хозяином, а только приставником и расходчиком, вся забота которого состоит в том, чтобы удовлетворить всех приходящих к нему с нуждою, а что‑либо особенно истратить на себя боится, считая это неправым употреблением вверенного ему достояния.

Проповеди святителя Луки (Войно-Ясенецкого) 

                           

Неделя 26. Послание апостола Павла к Ефесянам (Гл. 5, 1–19).

Не я буду проповедовать вам сегодня, будет проповедовать величайший проповедник учения Христова св. апостол Павел.

А я постараюсь только о том, чтобы слова его запечатлелись в сердцах ваших.

«Итак, подражайте Богу, как чада возлюбленные, и живите в любви, как и Христос возлюбил нас и предал Себя за нас, в приношение и жертву Богу, в благоухание приятное».

Подражать Богу, великому и страшному Богу, велит святой Павел, а вы подумаете, может быть: как же это нам, жалким, ничтожным и грешным, подражать Самому великому Богу?

Возможно ли это для нас?

Ну, конечно, в полной мере невозможно, но есть многое в Боге, чему можем и должны мы подражать.

Можем мы подражать Его правде, Его долготерпению, Его милосердию – хоть немного, хоть слабо, но все-таки подражать.

Правде Его будем подражать, когда во всех делах своих, во всех отношениях с ближними своими будем держаться святой правды, когда лжи никогда не будет ни в словах, ни в делах наших.

Милосердию разве не можем подражать? Ведь Сам Господь Иисус Христос сказал: «Будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд» (Лк. 6, 36).

Как Отец наш Небесный милосердными где и как же нам быть, но все-таки в делах милосердия можем проявить великое тщание, великое старание, можем быть всегда милосердными к несчастным, голодным, раздетым, больным, к унывающим, духом упавшим – можем, можем быть милосердны.

Будем помнить, что на Страшном Суде Господь, Судия вселенной, будет нас судить именно за то, творили ли мы дела милосердия или не творили.

И любви Божией, великой и всеобъемлющей, которой возлюбил Он всю тварь, должны мы подражать: не быть злобными, не быть ненавидящими, относиться ко всем ближним нашим с любовью, с лаской, с приветом, с кротостью, никого не обижая ни словом, ни делом – разве этого не можем делать?

«Итак, подражайте Богу, как чада возлюбленные», – как дети, которых любит Бог.

Дети ваши, которые любят вас, которых любите вы, разве не должны подражать вам во всем – конечно, в добром, а не злом.

Так и мы должны подражать Богу во всем, в чем только можем подражать.

Нас так возлюбил Господь Иисус Христос, что Сам Себя предал в жертву за род человеческий, когда взошел на страшный крест Голгофский.

«А блуд и всякая нечистота и любостяжание не должны даже именоваться у вас, как прилично святым».

Святыми называет нас всех апостол Павел – всех христиан называет святыми, и вот потому-то у нас, у святых, у чистых, у очищенных и освященных великими таинствами христианскими даже не должна никогда упоминаться такая мерзкая нечистота как блуд.

А знаете, все знаете, как много нечистоты бывает в людях, знаете, что люди, полные грязи, то и дело говорят друг с другом о самых низких делах: о прелюбодеянии, о воровстве, убийстве, краже.

У возлюбленных Богом чад Его, у святых, и поминаться не должны эти мерзкие дела, не только твориться.

Забыть, навсегда забыть, не вспоминать о них даже на словах, не только на деле.

«Также сквернословие и пустословие и смехотворство не приличны вам, а напротив, благодарение…».

Как много сквернословия, и пустословия, и празднословия, и нечистых слов у нас, у всех нас.

Как осквернен язык ваш – многих из вас – этими гнилыми и мерзкими словами.

А апостол Павел в том же послании Ефесянам так говорит: «Никто да не обольщает вас пустыми словами, ибо за это приходит гнев Божий на сынов противления; итак, не будьте сообщниками их».

А Господь наш Иисус Христос сказал нам страшные слова: «Говорю же вам, что за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда. Ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься» (Мф. 12, 36–37).

О, Господи, не только за гнилые, за мерзкие, за подлые и лживые слова, даже за праздные слова, за пустые дадим тяжелый ответ пред Богом.

Также и смехотворство неприлично вам.

А есть много людей, которые только и делают, что зубоскалят, сами смеются и других стараются смешить. Есть даже шуты, профессия которых состоит в том, чтобы смешить других, всегда зубоскалить, всегда говорить пустые слова. А многие праведные и преподобные никогда не смеялись: они пребывали в молчании. Глубокой серьезностью запечатлена была их речь и все существо их.

Итак, запомните, что надо уходить оттуда, где люди занимаются зубоскальством, пересмеиванием, где издеваются над ближними своими. Уходите, уходите, когда попадете в такую нечистую среду. Заткните уши ваши и уходите от этих несчастных зубоскалов и смехотворцев, ибо «знайте, что никакой… нечистый, или любостяжатель, который есть идолослужитель, не имеет наследия в царстве Христа и Бога».

Не страшны ли эти слова?!

Напомню вам другие такие же слова великого апостола Павла, слова, которые должны вы всегда иметь в сердце своем. «Или не знаете, что неправедные царства Божия не наследуют? Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники царствия Божия не наследуют» (1Кор. 6, 9–10).

О, будем, будем помнить, кто не наследует Царствия Божия, будем страшиться слов Павловых, этого напоминания его. Не будем подобны хоть мало этим несчастным.

«Никто да не обольщает вас пустыми словами, ибо за это приходит гнев Божий на сынов противления…».

О как часто, как часто обольщают вас и всех людей вообще пустыми словами, которые кажутся многим из вас, когда услышите их, серьезными, правдивыми, заслуживающими глубокого внимания, и преклоняются уши ваши к этим словам, преклоняются к учению совсем не похожему на великое и единое истинное учение Христово.

Как часто соблазняют вас различными кажущимися истинами, философскими и лженаучными; как часто, увлекаясь этими пустыми словами, вы оставляете единую истину, Христову великую истину.

Смотрите же, смотрите, чтобы никто не обманул вас пустыми словами.

«Не будьте сообщниками их, – сообщниками противников Христовых. – Вы были некогда тьма, а теперь – свет в Господе: поступайте, как чада света…».

Когда были вы тьмой? Тогда, когда не знали учения Христова, когда заповеди Христовы, когда великие слова Христовы не проникли глубоко в сердца ваши и не оставили там навсегда благого следа, очищающего и освящающего нас.

«…а теперь вы – свет в Господе: поступайте, как чада света, потому что плод Духа состоит во всякой благости, праведности и истине».

В чьих сердцах возрастает благодатный, божественный плод Духа? Только в сердцах тех, которые полны любви ко Христу, тех, все стремления которых в том состоят, чтобы жить по воле Божией, по вечным заповедям Его.

Вот в сердцах у кого возрастают такие плоды – плоды Духа, плоды праведности.

«Испытывайте, что благоугодно Богу, и не участвуйте в бесплодных делах тьмы, но и обличайте».

Мы должны быть осторожны, должны все испытывать, что нам предлагают, в чем хотят убедить нас.

А как будем испытывать, какою меркой – меркой воли Божией, правды Божией. Все должны испытывать этой божественной меркой и только тому следовать, только то избирать, что оправдывается этой святой меркой.

«Не участвуйте в бесплодных делах тьмы, но и обличайте», – в бесплодных делах тьмы – той тьмы, которой полны сердца людей, погрязших в тяжких грехах: сердца воров, бандитов, убийц, прелюбодеев, развратников.

Не участвовать, не участвовать в этих их делах должны мы, ибо о том, что они делают тайно, стыдно и говорить.

«Все же обнаруживаемое делается явным от света; ибо все, делающееся явным, свет есть».

Мы должны такие дела делать, которые ищут света, которые не боятся света, а темные ночные делатели: все воры и разбойники, блудники и прелюбодеи не боятся тьмы, но ищут ее.

А наши христианские дела, дела чад Божиих возлюбленных, должны быть так чисты, чтобы никакая тьма никогда не покрыла их. Они должны быть светом для ищущих света, не боящихся его.

«Посему сказано: «встань, спящий, и воскресни из мертвых, и осветит тебя Христос».

Кто это спящий? Это тот, кто спит духовным сном, в чьи уши не проникли слова Христовы.

«Итак, смотрите, поступайте осторожно, не как неразумные, но как мудрые, дорожа временем, потому что дни лукавы» (Еф. 5, 1–16).

Осторожность, осторожность нужна нам, идущим тесным, трудным, тяжким путем Христовым, на котором столько препятствий, столько огорчений, столько бедствий и скорбей – осторожность, осмотрительность, стремление все обдумать, не быть неразумными, но мудрыми, «дорожа временем, потому что дни лукавы».

Время нашей жизни коротко, им надо дорожить, помня, что дни лукавы, что несделанного сегодня завтра, может быть, не сумеем, не сможем сделать, ибо «дни лукавы».

Я упустил вам сказать о важном слове, о том, что любостяжание, по слову Павлову, есть идолопоклонство.

Кто же те, которые воздвигают себе кумира златого, для которых золото и деньги это бог, которому они поклоняются.

Только золото, только деньги бог их, этих несча-стных, называемых святым Павлом, и верно называемых, истинными идолопоклонниками, ибо дела любостяжателей так же неправедны, так же греховны, как и дела всех идолопоклонников.

На наших глазах теперь творятся страшные дела идолопоклонников-любостяжателей, льются бесчисленные потоки крови человеческой и в несчастной Корее, и во многих других странах, льются идолопоклонниками, создавшими себе золотого кумира, творящими чудовищные, неописуемые зверства – и это христиане!

Бойтесь любостяжания, помните ту притчу Христову, которую слышали в нынешнем Евангельском чтении, – притчу о богатом человеке, у которого был обильный урожай в поле. И что же, подумал ли он о том, как много голодающих, нуждающихся в хлебе? Нет, этот лихоимец подумал только о том, что надо ему разрушить старые житницы и взамен построить новые, которые могли бы вместить богатейший урожай, и тогда сказать душе своей: «Душа! Много добра лежит у тебя на многие годы; покойся, ешь, пей, веселись».

А Господь сказал ему: «Безумный! в сию ночь душу твою возьмут у тебя; кому же достанется то, что ты заготовил?» (Лк. 12, 20).

Вы видите, как страшно любостяжание, видите, что оно идолопоклонство.

Сказал еще святой апостол Павел о том, что мы должны не только не участвовать в греховных делах тьмы, но и обличать. И это запомните, ибо этого многие из вас не понимают и обличать боятся, и не обличают, как бы это ни было необходимо.

Много среди нас малодушных и трусливых, которые, когда в их присутствии творятся богохульства, молчат и не смеют языком шевельнуть: боятся, боятся.

А были люди смелые, которые не боялись обличать даже самых страшных людей. Был великий московский святитель Филипп, который в Успенском соборе при всем народе обличал самого царя Ивана Грозного.

Был в Пскове юродивый Николай, который, когда прибыл туда Иван Грозный, подал ему кусок сырого мяса. Царь сказал: «Я православный, в пост мяса не ем». А юродивый отвечал ему: «Ты делаешь хуже – ты пьешь кровь человеческую».

Вот примеры того, как должно обличать за дела тьмы.

Видите вы, сколько требований, великих и святых, и чистых, и праведных предъявляет нам в послании Ефесянам св. Павел, как много требует он от нас: требует, чтобы были праведны и чисты, чтобы не участвовали на в каких зловонных, мерзких делах тьмы; он требует от нас, чтобы были мы Христовым благоуханием.

Запомните, запомните: отречься всех дел тьмы.

Запомните, что все мы, христиане, должны быть светом, носителями света, проповедниками света и чистоты, Христовым благоуханием пред Богом.

Аминь.

16 декабря 1951 г.

 

Проповеди архимандрита Иоанна Крестьянкина († 2006). 

Слово в неделю 26-ю по Пятидесятнице, о памяти смертной

Помяни и оплачь сам себя заживо, говорит память смертная: я пришла огорчить тебя благодетельно, и привела с собою сонм мыслей самых душеполезных. Продай излишества твои, и цену их раздай нищим, предпошли на небо сокровища твои, по завещанию Спасителя… Зачем гоняться тебе за тлением, когда смерть непременно отнимет у тебя все тленное? Она – исполнительница велений Всесвятого Бога. Лишь услышит повеление, – сразу устремляется с быстротою молнии к исполнению. Не устыдится она ни богача… ни героя, ни гения, не пощадит ни юности, ни красоты, ни земного счастия: переселяет человека в вечность. И вступает смертию раб Божий в блаженство вечности, а враг Божий в вечную муку” (святитель Игнатий Брянчанинов).

О ней, о памяти смертной, сегодняшнее евангельское слово к нам, други наши.

“…Безумне, в сию нощь душу твою истяжут от тебе…” (Лк. 12, 20).

Кто из нас с уверенностью может утверждать, что не к нему сегодня обращено это слово Божие, и кто из нас знает, не лежит ли уже сейчас секира смерти при корне древа его жизни? Одно мгновение – и всё богатство жизни, дарованное нам Богом, отнимется от нас, все богатства, накопленные нами своими трудами, останутся невесть кому. Все останется, а нас уже не будет. И все останется другим людям, которые над этим не трудились. А мы уйдем в вечность!

Слова нынешней евангельской притчи обращены к каждому из нас. Не к некоторым новоявленным богачам и миллионерам, но к каждому: ко мне, к тебе, к нам. Ибо нивы жизни нашей Божиим определением весьма богаты у каждого, и богатства, врученные человеку, столь разнообразны и многочисленны, что опасность быть приточным богачом угрожает каждому человеку.

Многие мысленно возразят мне сейчас, что у них нет денег, у них нет земель, у них нет того, что принято считать богатством. Но, дорогие наши, разве сама жизнь наша и здоровье не есть Божий дар и богатство, разве различные дарования – сокровища глубокого и чуткого человеческого сердца и большого человеческого ума, таланты, обладателями коих является человек, – не богатство? А материальный достаток и житейские блага?

Много всего вверено человеку Богом, и каждому дан свой талант. У Бога нет обездоленных. Но сами по себе все эти блага, богатства и сокровища, дорогие мои, не представляют цены для нас, ибо это не наше – Божий дар. “Что ты имеешь, чего бы не получил?” – говорит апостол Павел (1Кор. 4, 7).

Одно мгновение, и смерть отберет у нас все – и дарованное, и приобретенное. Лишь пока мы живы, пока нашей свободе вверены сокровища, в нашем сердце, в нашей душе и в наших руках богатства земные претворяются для нас в вечные ценности, становясь для одних лестницей к небу, а для других – дорогой в вечность ада.

Только плоды духа, возросшие на вверенных нам Богом нивах нашей жизни, являются нашим истинным богатством, если они состоят во всякой благости, праведности и истине. Только то, что принесло плоды любви на земле, поведет нас в вечность радости, идя впереди нас.

Угобзишася3 нивы жизни нашей! Но уже не я ли есть тот приточный богач, что сказал себе: “…имаши многа блага, лежаща на лета многа: почивай, яждь, пий, веселися” (Лk. 12, 19). Не я ли заключил хранилища своих богатств, в них одних полагая весь смысл своей жизни?

“…Яждь, пий, веселися”. Ум трудится только на приобретение. Приобретение любой ценой: обманом, притеснением, неправдой. Еще, еще и еще! Мало, все мало, себе и только для себя, на черный день… Растет богатство, растут потребности. Сердце закрыто для милосердия, для любви, в нем хватает места только деловым людям и корыстным отношениям. Ты – мне, я– тебе.

И забыто главное: забыта душа – райская птица, живущая в нашем бренном теле. Она, душа наша, изнывает гладом, который не утоляет все призрачные сокровища наших стяжаний. И стонет душа наша, и плачет, и болит до времени, пока мы окончательно не погребем ее, свою бессмертную душу, под хламом наших страстей, и она умолкнет.

И какие уж тут плоды духа? Вся забота – побольше скопить, чтобы послаще поесть. И еда съедает человека, и питие не просто веселит сердце, но утопает человек в нем, забывая ближних и даже себя самого. И бессмертная душа захлебнулась! И опилась Русь-матушка вином, и залилась горем и слезами. И окрадена умом, ибо Бог забыт. И чрево стало богом.

“…Ешь, пей, веселись”! Нынешнее разнузданное веселие, объевшееся и опившееся, влачит человека в то, о чем срамно и глаголати. Тяжесть плотских грехов, пришедших вослед веселию, безобразит весь строй жизни, превращая ее во ад уже здесь, на земле.

И забыт Бог!

Но опять, не услышу ли я возражения словам своим – разве забыт Бог?! Кругом только и разговоров, что об открывающихся монастырях, церквах, о благодати, о Боге. Да, дорогие наши, разговоров много, но совмещение человеческого с Божеским ныне просто чудовищное. В немыслимой внутренней гармонии сочетается теперь словесное благочестие и хождение в церковь с цинизмом извращенности.

Ужасающее пустословие, клевета, лукавство, ложь, фальшивость, себялюбие и беззаконие сожительства уживаются в совести многих с воздыханиями, плачем и принятием Святых Таин.

И мнит человек, что он с Богом. Но нет, зря мнит. Это не есть христианство, это циничное истребление его. И оно уже вломилось в саму Церковь, когда многие, называя себя христианами, приспосабливают высокие Божии истины к своим потребностям, обволакивая истины грязью своего земного понимания и чувствования.

Это не возрождение духа христианского в нашем мире – это его истребление. И какой ответ дадут кощунники, что смешали истину с ложью, дела диавольские делая и ими попирая святыни Божии, к коим дерзают прикасаться! А секира смерти лежит уже при древе жизни. И Бог ждет покаяния!

Бог еще ждет!

Но не услышит ли скоро – сегодня, сейчас – тот, кто “тако собираяй себе, а не в Бога богатея”: “Безумне, в сию нощь душу твою истяжут от тебе: а яже уготовал еси, кому будет?” (Лk. 12, 20).

Кому будет жизнь, дела, коими истреблялось дело Божие, Его Святая Церковь и само христианство?

И “тако собираяй себе” не чувствуют ли уже теперь Божиего наказания за свое отступление в повреждении умственных и психических способностей и в бесконечных, бессмысленных самоубийствах?

“Истяжут душу от тебя”, – звучит приговор презревшему заповеди Божии и поправшему истину ложью. Не Бог тихо и радостно призовет душу работающего Ему пут- ника жизни, но с болью и нуждой грозно оторвут мытари- ангелы тьмы душу вросшего в свои стяжания и страсти человека и повлекут в бедственную вечность.

А время жизни, други наши, – это наше хранилище, в которое мы сокровиществуем. Но кто из нас думает о времени? Почти всегда человек мыслями простирается в будущее, забывая, что реально он обладает только настоящей минутой, следующая уже не в его власти. И упуская в праздности настоящее время или растрачивая его на грех, мы убиваем время, утрачиваем ценность человеческой жизни.

Как часто в минуты угрызений совести мы собираемся завтра начать делать добрые дела, в будущем – оставить грех, в конце жизни – покаяться. Но завтра бывает каждый день, а конец жизни еще дальше, и своими благими намерениями мы мостим себе дорогу в ад. Ведь, увы, будущее для нас может и не наступить, а сразу, минуя будущее, откроется вечность. Вечность неизбежна! И какая будет она?

И будем помнить, други наши, что никто из живших до нас и никто из нас не мог и не сможет сказать пришедшей смерти: “Подожди! Удались, я еще не хочу умирать!

Я еще не готов умирать”. Никто не мог остановить ее или воспрепятствовать ей. Строгая и неумолимая, чаще всего нежеланная, она делает свое дело, открывая истинную ценность нашей жизни и наших в ней стяжаний.

Вот о чем заставляет нас подумать сегодня память смертная. Призраки тленных благ, которые обманывают живущих на короткое время в земной гостинице, отступят в момент смерти, и обманчивое сновидение кончится. И богат окажется лишь тот, кто нынче, сейчас, сию минуту богатеет в Бога.

А сегодняшнее апостольское послание дополняет смысл евангельской притчи и учит нас тому, что есть истинное, некрадомое богатство для человека.

И первое, к чему неукоснительно призывает нас Господь, – это стремление к истине, жажда истины и познания, что есть воля Божия о нас. Чада света рождены от духа и исполнены им, поэтому они и должны приносить плоды духа – жить в благости, в любви, в праведности и истине. Восстань от греховного сна, воскресни от мертвящих твой дух дел твоих и приступи с верой ко Господу, и Он оживотворит твою душу и освятит ее светом истины.

Поистине одна жизнь в Боге продолжается за пределами гроба.

Дорогие, будем жить в Боге! Надо жить в Боге! И мы должны стать для этого совершенными христианами, такими, какими хочет нас видеть Господь, какими повелевает нам быть Священное Писание.

И главное, что заповедует нам апостол Павел: “Не участвуйте в делах, живущих во греховной тьме” (ср.: Еф. 5, 11), будьте вы, христиане, светом миру своей праведной жизнью. Своей праведной жизнью обличайте мир и все зло мира. Свет вашей жизни призван осветить тьму, не словом, не угрозой, как это иногда пытаются делать некоторые к большему злу, но своей праведностью. Но как надо быть внимательну к своей жизни, как рассудительну, как быстру на покаяние. Праведный, делай правду, собирай плоды истинно благочестивой жизни в Вечную Жизнь, копи, умножай это единственное богатство, просвещай других – близких, утешай, корми. Пусть каждый человек, которого посылает тебе сегодня Господь на жизненном пути, станет самым важным, самым дорогим и самым близким для тебя. Согрей его душу теплом своей любви – и это есть жатва, приносящая плод в вечность. И нам давали люди ласку, любовь и внимание. И это все сохраняй в душе благодарной молитвенной памятью о тех, кто благодетельствовал к тебе – и это плод духа, и это жатва в жизнь.

Так, други наши, благовременно омоем, очистим себя слезами и исповеданием грехов своих. Стяжем трудами жизни благодать Святого Духа, открывающую нам врата в небесные обители. И всякое наше земное имение употребим на приобретение небесных сокровищ раздаянием милостыни от милующего и любящего сердца. Употребим земную жизнь нашу на познание Бога, на познание самих себя, на устроение своей вечной участи. Не будем терять времени.

И закончу слово мое словами святителя Игнатия: “Изгнанники рая! Не для увеселений, не для торжества, не для играний мы находимся на земле, но для того, чтобы верою, покаянием и крестом убить убивающую нас смерть и возвратить себе утраченный рай”.

Господи! Умножь в нас веру!

Буди, Господи, буди!

22 ноября (5 декабря) 1993 года

Неведомому чаду. Деятельные и созерцательные слова (обретенные в переписке)

(отрывок)

Неведомому чаду Архимандрит Иоанн (Крестьянкин)

Это издание посвящено 100-летию со дня рождения архимандрита Иоанна (Крестьянкина).

Краткие извлечения из обширной переписки отца Иоанна составили 70 назидательных слов этой книги. Все они продиктованы глу­боким знанием человека и современной жизни.

Главным делом батюшки было духовное окормление людей, возвращение заблудших Богу, открытие им воли Божией. Только в Церкви и с Богом видел он возрождение каждого человека, страны и мира в целом.

Предлагаемый сборник публикуется впервые.

 

Молюсь о тебе всегда. Да не оскудеют в тебе дары Господни. Не омрачит житейская суета чистоту сердца и души твоей. А крылышки наши иногда повисают, и нет сил взмыть в небо. Это ничего, это наука из наук, которую мы проходим. Лишь бы желание видеть небо над головой – небо Божие – не исчезло. А слезы, труд, болезнь сердца на нашем пути неизбежны. Не исчезай, чадце!

Стучись в третье с краю окошечко и зови скорую помощь – ангела-хранителя твоего и наши молитвы…

Слово 50. О родителях

Родителям о чадах дается сакраментальное знание, граничащее с Провидением.

* * *

Крест в жизни приходится нести всем, не избежали его и мы, не минуют его и дети наши, и дети наших детей. И дело родителей основное – научить детей понимать смысл крестоношения.

* * *

О всяком человеке, благотворящем нам, можно и надо молиться. Об отце молитесь так: «Взыщи, Господи, душу (имя) и аще возможно есть помилуй! Неисследимы судьбы Твои. Не постави во грех молитвы моей. Да будет Святая воля Твоя!»

* * *

Возьмите на себя заботу о престарелой матери как долг, и вы исполните одну из заповедей Божиих, хотя это и нелегко, но это будет очищать совесть, когда вы в сердце отогреете родственное чувство, утраченное, может, и не по вашей вине. Господь принимает молитву только милующих, и поэтому не в вашу пользу избегать встреч.

* * *

Родительское благословение созидает дома детей, таков дар дан родителям от Бога, а потому ни замуж, ни в монастырь идти без благословения нельзя.

Слово 51. Мужу-неофиту

Через тебя (ты – глава семьи) в твой дом должен войти Господь, Который уже коснулся твоей души. Но ты (по Евангелию) обрел драгоценную жемчужину, сокрыл ее и хочешь один разбогатеть. Ан нет. Пред Господом ты, может быть, и предстанешь один, но Он тебя спросит: «Где же твои кровные родные?» Ведь муж и жена не двое, но одна плоть. И за чадо твое, за которое с тебя спросится сполна – каким оно вырастет? А как ответить? Скажешь, что потерял их по пути и не заметил?! Когда вы создавали семью, вы оба были неверующими, и о Боге мысли не было, но теперь-то ты познал Бога, а Бог – это любовь в первую очередь. Ты же о любви по Богу к своим близким не думаешь. Жена не хочет жить с тобой – другим, странным, ей неведомым. А разве ты что-нибудь сделал для того, чтобы и она разделила с тобой радость об обретенном сокровище? Да, она мирской человек, но ведь и ты не духовный еще, а только паришь духом в мечтах, забираясь на небо, вместо того чтобы учиться жить на земле по-христиански.

Слово 52. О детях

Дети – это ведь живые иконы, потрудитесь над ними, не исказите в них образ Божий невниманием и небрежением.

* * *

Молитесь о детях. Показывайте им в жизни следы Промысла Божия, который созидает жизнь. То, что осознали вы во взрослом состоянии, они должны увидеть и понять еще в детстве. Труд-то какой! Сейчас не о Боге им толкуйте, а о жизни, которая может быть с Богом и без Бога.

* * *

Молитесь о сыне: «Боже, Ты знаешь все, и любовь Твоя совершенна, возьми же жизнь нашего без вести сущего сына в Свою руку и сделай то, что мы жаждем сделать, но не можем».

* * *

Молитесь за дщерь. Подумайте, нет ли и вашей ошибки в том, что с ней происходит. И тогда молиться будет легче, и отношения наладятся.

* * *

Детская молитва чиста и легка в своем восхождении к Богу.

* * *

С детьми было бы проще, если бы они не были в своих устремлениях предоставлены сами себе. Ведь все можно иметь: и телевизор, и магнитофон, но все должно быть на своем месте, и ничто не должно обладать нами. А сейчас вещи начинают обладать душами людей. Вот на какую мишуру улавливает души враг рода человеческого. Не оставляйте детей и их воспитание на самотек, на улицу и на телевизор. Это грех, и немалый.

* * *

Пожалейте детей, которых вы учите, ведь они искалечены от младенчества взрослыми, которые ничему не научили их и не научат, не имея к этому ни желания, ни понятия. Несчастные дички, готовые на погибель, если Господь не призрит их Своей милостью и не войдет в их жизнь когда-нибудь. Вы испытываете нужду во внимании. Не гораздо ли острее испытывают ее дети? Вот и замените страх перед детьми вниманием к каждому, не ко всем вообще, но к каждому. Любовь к человечеству – словесный блуд, любовь к человеку конкретному, на нашем жизненном пути данному, – дело практическое, требующее труда, усилия, борьбы с собой, своей леностью. Так что не смущайтесь. Трудитесь.

* * *

Молитесь за детей своих и, чем можете, помогите. Они еще

не научились жить и не знают истинных ценностей жизни, а потому и советы ваши им сейчас ничем не помогут, а вот молитва, творимая втайне от них, и ожесточенное сердце умягчит.

Слово 53. О молодости

Жалко молодежь. Взрослые люди не могут осмыслить происходящее, а что говорить о начинающих жить.

* * *

Хочется огульной свободы, чтобы как все. Но «как все» – это по стихиям мира сего, а не по Богу. «Как все» – это страшная болезнь в будущем и горе, которого не избежать. Вот хотя бы о делах твоих сердечных. Разве трудно в самом начале, когда только зарождается искушение, отстранить его? А ты попускаешь чувствам дойти до такой глубины, за которой следуют слезы и разочарование. Скажу и не ошибусь: дружить нынешние молодые люди не умеют. Дружба не успевает созреть, как все обрывается близостью, за которой нет ни дружбы, ни тем более любви. А дальше следует ад. Ад извращений, растоптанной жизни.

* * *

Открыть причину твоего падения? Это твое «я». Этот грех произвел в тебе ослепление ума. За ним последовало и развращение воли, которое исказило совесть. И последнее, чем всегда замыкается эта цепочка, – это растление тела. Проанализируй все глубоко и начинай искоренять из жизни своей смертоносные терния, низложившие тебя. Начни с последнего – восстанови чистоту тела.

* * *

Общайтесь, дружите, узнавайте друг друга. Да еще не забывайте, что на земле нет ничего идеального, и будьте построже к себе и снисходительнее к другим.

* * *

Молодые очень скоро перестают быть молодыми, и, чтобы не стать смешными в старости, им нужен живой пример тех, в глазах которых молодой блеск сменился мудрой кротостью.

Слово 54. О старости и о живой воде

Вот и пришло такое время, когда жить надо не как хочется, но как Бог велит… Земного пути осталось на полстопы, и терпеть совсем мало, и милость Божия покроет наши немощи.

* * *

Старость подкрадывается к нам немощами своими, и не вдруг приспособишься к себе новому – старому, а надо. Дорогие мои, перестраивайтесь потихонечку.

* * *

Очень часто, сталкиваясь с современными понятиями о христианстве, горько вздыхаю словами святителя Поликарпа Смирнского: «Господи, как ты допустил меня дожить до такого времени?» Но раз дожил, надо трудиться, надо молиться, надо звать на помощь Небесную Церковь. Вот и опять повторюсь – сама жизнь и письменные свидетельства о жизни новомучеников Российских – не живой ли пример, как стоять в Истине, как относиться к политике. Как не погрязнуть во враждебной духу христианскому сваре. Этого не на один календарь хватит. А уж как близко-то к нам по времени-то! Черпайте из этих святых источников. Вода-то живая.

Слово 55. О нынешнем времени

Трудно сейчас везде, война идет не на жизнь, а на смерть. И нам каждому надо выжить. Отступление идет по земле, и не покусись остановить его своею немощной рукою. Остерегись его сам, и Господь даст силы, и крепость, и разумение жить в Боге и Богом. А это только и есть во спасение.

* * *

Время, в которое привел нам жить Господь, наисмутнейшее – смущение, смятение и неразбериха колеблют непоколебимое, но это еще не конец. Впереди еще более сложные времена.

* * *

Придет время, и Шенгенское соглашение охватит весь мир, и не будет такого места, где бы оно не вступило в свою страшную на последнем этапе силу. Готовится оно еще со времен апостольских. Теперь же особенно важно – не бежать от него в пустыню или в место, где, как нам кажется, оно не достигнет нас. Нет, нет и нет!

* * *

То, что сейчас и в церковь проникли лукавство, и фальшь, и лицемерие – не диво. Что мир народил, тем и Бог наградил. Ведь из 70-летнего плена мы возвращаемся больные и искалеченные. И выздоровеем ли? Это неизвестно, как бы не умереть. Так что теперь бездумно жить нельзя.

* * *

Мера ваших трудностей неисчерпаема и очень четко характеризуется двумя словами – борьба за выживание. Теперь такое время, когда особенно очевидна сила Божия, действующая в наших немощах. Это зримо и в масштабах всей страны, и в жизни каждого человека. Если бы не милость Божия, втуне были бы все наши усилия.

Слово 56. О творчестве

Волю Божию можно и нужно выполнять в любом деле, и при любых занятиях, и на любом месте. Дело не в том, чем мы занимаемся, но как относимся к делу и что для нас главное. Не сетуйте на творчество. Это занятие ничем не хуже всякого другого. Если ты не забываешь, во Имя Кого и во имя чего ты творишь, то и отношение будет разное: одно дело во славу Божию проповедовать творчеством и жизнью своей идеи, которые принес Спаситель, другое дело – во славу свою блеснуть, отличиться. Разбирайся, детка! Твори во имя любви к людям, ведь это вторая главнейшая заповедь, и тогда любовь к миру изольется слезами по нему – страдающему, болящему, утратившему главное. Так не сетуй на внешнее, но исповедуй свою немощь, и смирится вознесенная было гордыня. Много надо трудов понести, чтобы строился дом души. Строй, детка.

Слово 57. О любви и о «сказках о любви»

А знаешь ли ты, что без Бога нет и не может быть никакой любви? То, что входит в современное понятие этого слова, есть лишь «похоть очес и гордость житейская».

* * *

Подумай! Какие уж тут сказки о любви? Одну любил, другую осчастливил ребеночком, третью убаюкал перспективой любви. А в итоге современное понятие о любви, никак не соответствующее любви-подвигу.

* * *

Да и не любовь это никакая. Если «любовь» разоряет жизнь и несет гибель любимым, это разгул бесовщины и не более. Прочитайте 1 Кор. гл. 13. И в свете прочитанного рассмотрите себя. Только это понятие любви обещает будущую семейную жизнь во спасение.

* * *

Если начнете жить по закону любви, то этот закон понятен и верующим и неверующим.

* * *

Владыка Антоний приводит пример из своей жизни, как однажды долго – годы пришлось вымаливать ему у Господа любви для себя к человеку, которого не принимала душа.

Слово 58. О смерти и о памяти смертной

Благодари Господа. У Него все на своем месте и в свое время, и все это называется жизнь в Боге; и смерть в Боге – это тоже есть жизнь в Боге, это новый этап все той же жизни нашей, которая начинается рождением в земной мир и крещением в мир небесный. Смерть же – переход в тот мир, в который мы родились крещением.

* * *

А ведь и должна болеть душа твоя. Ибо еще не умерла она совсем, но если помедлишь и опять ради материального благосостояния будешь попирать совесть, то смерть души станет неминуемой. Милость Божия отойдет от тебя, и мир захлестнет и поглотит.

* * *

Ведь без Бога жить нельзя, можно только медленно и мучительно умирать, наблюдая повсеместное разрушение жизни вокруг себя.

* * *

Небытия нет, но есть вражьи козни, обманывающие людей и вас теперь. Вы должны воспрянуть.

* * *

Вам были даны яркие перспективы – вы их попрали. Теперь Всемилостивый Владыка дает вам память смертную, чтобы вы ею поднялись из глубин ада.

* * *

Господь забирает в мир иной людей при двух определившихся обстоятельствах: когда это человеку во благо для вечной жизни или когда нет никакой надежды на обращение человека к лучшему, и он, преуспевая во зле, безнадежно в нем совершенствуется.

Слово 59. О работе

Человек может делать любую работу – от самой ничтожной до самой великой – и спасаться этим или погибать.

* * *

Ты, детка, не очистив душу от страстей, радости захотела. Страсти наши не дают к душе радости Божией прикоснуться. А потому и желание жить радостями и поисками радостей – явление незаконное. Искать надо не радости, а того, что содействует спасению души. К работе надо относиться как к послушанию и в профессиональном плане быть всегда на должном уровне, а никак не ниже среднего.

* * *

Люди спасаются и будут спасаться до последних дней мира. И люди живут, трудятся; одни – по Закону Божию, другие – по стихиям мира сего. И нельзя сидеть у окна, ничего не делая в ожидании чего-то. Осудишься с неверами вместе за бездеятельность и за то, что не стал умножать вверенный тебе Богом дар.

Книга полностью по ссылке: https://azbyka.ru/otechnik/Ioann_Krestjankin/nevedomomu-chadu-dejatelnye-i-sozertsatelnye-slova-obretennye-v-perepiske/#sel=1:3,1:3

Источник: azbyka.ru

 

 

 Рейтинг@Mail.ru

 

(1722)

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *