Проповеди

Проповеди святителя Феофана Затворника.
                  Мысли на каждый день

Понедельник 10-й седмицы по Пятидесятнице
(1Кор. 15, 12-19; Мф. 21, 18-22)
Господь осудил смоковницу на бесплодие за то, что по виду она так была покрыта листьями, что надлежало быть на ней и плодам, которых на деле не оказалось. В применении к жизни христианской, листья означают внешние дела благочестия и внешние подвиги, а плоды внутренние расположения. По закону так: первые должны исходить из последних; но по снисхождению к немощам – крайняя мера: последние должны развиваться вместе с первыми. Когда первые в силе, а последних нет и в зародыше, то отсюда выходит ложь жизни, которая выражается так: казаться, но не быть. Вначале, может быть, и не имеется это несчастное настроение в мысли, а потом оно является незаметно и установляет собой строй жизни. Кто наляжет слишком на внешность и пристрастится к ней, у того внимание к сердцу закрывается, чувства духовные глохнут и водворяется холодность. На этой степени жизнь духовная замирает; остается вид благочестия без силы его. Поведение совне исправно, а внутрь все навыворот. Следствием этого – бесплодие духовное: делаются дела, но они все мертвые.

Вторник 10-й седмицы по Пятидесятнице
(1Кор. 15, 29-38; Мф. 21, 23-27)
На вопрос Господа об Иоанне Предтече, архиереи и старцы думали: так ли скажем или так, все для нас невыгодно, а потому решили лучше прикрыться незнанием. Интерес свой связал им язык и не дал им засвидетельствовать истину. Если бы они любили истину больше, чем себя, была бы иная речь, иное было бы и дело. Свой интерес закрыл истину и не допустил ее до сердца, помешал образоваться искреннему убеждению и сделал его равнодушным к ней. И всегда так: эгоистические стремления – источные враги истины. Все другие враги идут за ними и действуют чрез посредство их. Если разобрать, как родились все заблуждения и ереси, то окажется, что всех их источник именно этот. На словах, истина – истина, а на деле мешает, истина в том и в том отношении, надо ее устранить и поставить на место ее благоприятную нам ложь. Отчего, например, являются материалисты – нигилисты? Оттого, что идея Бога Творца, Промыслителя и Судии, с идеею о духовности души мешает им шире жить по своим наклонностям; вот и отстраняют ее. Что не истина руководит нигилистами, это видно из ничтожности оснований, на которых они утверждаются: им желательно, чтобы было так, как они думают, и всякий призрак, отражающий их мысли, выставляется ими как свидетель истины. Если бы они отрезвились хоть немного, тотчас бы увидали ложь свою. Но себя жаль, потому и остаются так как есть.

Среда 10-й седмицы по Пятидесятнице
(1Кор. 16, 4-12; Мф. 21, 28-32)
В притче о двух сынах, второй из них проворно сказал: «иду», и не пошел. Это образ всех скороспелых благонамерений, которые привести в исполнение не достает потом постоянства, воли и терпения. Сердце легкое тотчас готово на всякое представляющееся ему добро, но нетвердая и нетрудолюбивая воля отказывается от делания на первых же порах. Эта немощь встречается почти у всех. Как же избегнуть такой несостоятельности пред самим собой и пред другими? А вот как: не начинай ничего не обдумавши и не рассчитавши, что на предпринимаемое достанет сил. Так Господь повелел в притче о начинающем войну и приступающем к построению дома. В чем же этот расчет? В том, по сказанию тех же приточных внушений Господа, чтоб вооружиться наперед самоотвержением и терпением. Посмотри, есть ли у тебя эти подпоры всех тружеников в добре, и если есть, начинай дело, а если нет, то наперед запасись ими. Если запасешься, то, что ни встретится на пути к намеренному, все перетерпишь и преодолеешь, и начатое доведешь до конца. Расчет не то значит, что коль скоро трудновато дело – брось, а то, чтобы воодушевить себя на всякий труд. Отсюда будет исходить твердость воли и постоянство делания. И не будет с тобою никогда того, чтобы ты сказал – иду, а потом не пошел.

Четверг 10-й седмицы по Пятидесятнице
(2Кор. 1, 1-7; Мф. 21, 43-46)
Архиереи и фарисеи уразумели, что Господь говорил притчи на их счет, раскрывал им глаза, чтоб увидали истину, что же сделали они по этому случаю? Придумывали, как бы убить Господа. Если бы предубеждение не кривило их здравомыслия, им следовало, если не поверить, как требовала очевидность указаний, то обсудить внимательно, не так ли и в самом деле, как объясняет Спаситель. Предубеждение столкнуло их на кривую дорогу, и они потом оказались богоубийцами. И всегда так, и ныне так. Немцы, а за ними и наши онемечившиеся умом, как скоро встретят в Евангелии чудо, тотчас кричат: «неправда, неправда; этого не было и не могло быть, надо это вычеркнуть». Не то же ли это что убить? Пересмотрите все книги этих умников, ни в одной не найдете указания причин, почему они так думают; ни один из них ничего не может сказать против того, чем доказывается истина евангельская, и ни один не позаботился вникнуть в доводы, какими люди здравомыслящие обличают их лживость: твердят все только свое, что быть не может и потому не верят Евангелию. И ничего с ними не поделаешь: они готовы идти против Самого Бога.

Пятница 10-й седмицы по Пятидесятнице
(2Кор. 1, 12-20; Мф. 22, 23-33)
Об образе будущей жизни Господь сказал, что там не женятся и не посягают, т. е. не будут там иметь места наши земные житейские отношения; стало быть, и все порядки земной жизни. Ни наук, ни искусств, ни правительств и ничего другого не будет. Что же будет? Будет Бог всяческая во всех. А так как Бог – дух, единится с духом, и духовное действует, то вся жизнь будет там непрерывным течением духовных движений. Отсюда следует один вывод, что поскольку будущая жизнь наша цель, а здешняя только приготовление к ней, то все время жизни проживать на одно только то, что уместно лишь в этой жизни, а в будущей неприложимо, значит идти против своего назначения и готовить себе в будущем горькую-прегорькую участь. Не то, чтоб непременно уж требовалось все бросить, но что, работая сколько нужно для этой жизни, главную заботу надо обращать на приготовление к будущей, стараясь, насколько то возможно, и чернорабочесть земную обращать в средство к той же цели.

Суббота 10-й седмицы по Пятидесятнице
(Рим. 15, 30-33; Мф. 17, 24-18, 4)
Господь платит требуемую подать церковную и все другие порядки, и церковные и гражданские, Он исполнял и апостолов так научил. И апостолы потом передали тот же закон и всем христианам. Только дух жизни принимался новый; внешнее же все оставалось как было, исключая того, что явно противно было воле Божией, как, например, участите в идольских жертвах и т. п. Потом христианство взяло верх, вытеснило все порядки прежние и водворило свои. Следовало бы ожидать, что таким образом духу христианскому удобнее будет развиваться и крепнуть. Так оно и было, но не у всех. Большая часть, освоившись с внешними христианскими порядками на них и останавливалась, не заботясь о духе жизни. Так это и доселе ведется. Из всей суммы христиан кто‑кто окажется христианином и в духе. Что же прочие? «Имя носят, как живые, но вот – мертвые». Когда апостолы проповедывали Евангелие, то слово их избирало часть Божию из среды всего языческого мира: ныне Господь чрез то же слово выбирает часть свою из среды христианского мира. «Читающий да разумеет», и да восприимет заботу узнать наверно, состоит ли он на части Господней, и если не найдет удостоверения в том, да попечется присвоиться Господу, ибо в этом одном спасение.

Неделя десятая по Пятидесятнице
(1Кор. 4, 9-16; Мф. 17, 14-23)
«Сей род изгоняется только молитвою и постом». Если сей род изгоняется молитвою и постом другого лица, то тем более войти не может в того, у кого есть собственный пост и молитва. Вот ограда! Хоть бесов бездна и весь воздух набит ими, но ничего не смогут сделать тому, кто огражден молитвою и постом. Пост – всестороннее воздержание, молитва – всестороннее богообщение; тот совне защищает, а эта извнутрь устремляет на врагов всеоружие огненное. Постника и молитвенника издали чуют бесы и бегут от него далеко, чтобы не получить болезненного удара. Можно ли думать, что где нет поста и молитвы, там уже и бес? Можно. Бесы, вселяясь в человека, не всегда обнаруживают свое вселение, а притаиваются, исподтишка научная своего хозяина всякому злу и отклоняя от всякого добра; так что тот уверен, что все сам делает, а между тем только исполняет волю врага своего. Возьмись только за молитву и пост – и враг тотчас уйдет и на стороне будет выжидать случая, как бы опять вернуться, и действительно возвращается, как только оставлены бывают молитва и пост.

Проповеди святителя Луки (Войно-Ясенецкого) 

                           

Слово в день Преображения Господня о свете духовном

В сей великий день вспоминаем о преславном Преображении Господа и Бога нашего Иисуса Христа, когда явил Он нам Божественный свет Лица Своего, всего Естества Своего.

Надлежит нам вникнуть в то, что такое свет духовный. О свете духовном будет речь моя.

Вы все знаете, как всякая живая тварь трепетно тянется к солнцу, к свету солнечному, с неба сияющему, к свету материальному. Знаете, как всякая букашка, всякая травка, всякий листок и цветок тянется всегда к свету. Свет солнечный, свет материальный ведом вам всем, и любите его вы все.

Но все ли знаете, что кроме света солнечного есть еще великий свет, свет нематериальный, свет духовный? Все ли тянетесь к этому свету духовному?

О как тяжело мне сказать: нет, не все, далеко, далеко не все. Даже больше скажу: весьма немногие тянутся к нему, а всему остальному множеству живущих на земле не нужен свет духовный, знать не хотят о нем ничего. Им нужен только свет материальный: нужны те блага, которые связаны с этим светом.

Скажу и больше: сделаю оговорку о том, что я раньше сказал, что все живое тянется к свету солнечному. Нет, нет, я не оговорился: есть много птиц, животных и насекомых ночных, которые ищут тьмы, избегают света солнечного, есть жабы и черви, есть рыбы подземных вод, которые не воспринимают света.

Есть и много подобных им людей, таких несчастных людей, которым нужен не свет, а тьма, ибо знаете, что все воры и разбойники, все блудники и прелюбодеи ищут тьмы, дела свои темные творят во мраке, в ночной тьме. Свет им мешает, свет им невыносим, его они не любят.

И если они даже света материального не любят, то свет духовный, свет, воссиявший миру от Господа Иисуса Христа, тем более невыносим для них.

Ну что же, пусть не выносят, а тем не менее тот Божественный свет, который явил нам Христос на горе Фаворской, все так же сияет и никогда не перестанет сиять.

Нередко свинцовые тучи заслоняют солнце небесное. Есть люди, которые глаза свои закрывают от солнца, есть и слепые, не способные видеть свет.

О тех, которые не выносят света духовного, сказал в своем дивном Евангелии апостол и евангелист Иоанн Богослов, говоря о Господе нашем Иисусе Христе, как о Свете, пришедшем на землю:

«Был Свет истинный, Который просвещает всякого человека, приходящего в мир, – всех просвещает, всех хотел бы спасти. – В мире, был и мир чрез Него начал быть, и мир Его не познал.

Пришел к своим, и свои Его не приняли.»

О какие страшные слова – свои Его не приняли.

«А тем, которые приняли Его, верующим во имя Его дал власть быть чадами Божиими» (Ин. 1, 9–12).

И Свет этот светит и будет вечно светить, сколько бы ни отворачивались от Него, каким бы ненужным ни казался миру этот свет.

Но в глазах мира этот свет меркнет, меркнет чем дальше, тем больше: он сияет в небесах, а в душах человеческих он меркнет, как солнечный свет, заслоненный тяжелыми тучами.

Разве не помните, как померк свет Христов, какая страшная кровавая тьма водворилась над миром еще так недавно, когда творили свои неописуемые злодеяния наши враги немцы?

Разве не знаете, какой кровавый мрак, какая непроглядная тьма в сердцах тех солдат американских, тех летчиков, которые истребляют ни в чем не повинное население Кореи? Тьма, кровавая, непроглядная тьма…

И тьма все более и более сгущается, и страшно нам, страшно, когда видим, что эта тьма царит в сердцах множества людей.

Они на вид вполне благополучны, у них есть все: и силы, и бодрость, и красота, и обилие плодов земных, и красивые одежды – все есть у них. Кажется, они живы, но только кажется, ибо тьма их сердец есть духовная смерть. О них можно сказать словами Апокалипсиса: «Ты носишь имя, будто жив, но ты мертв» (Откр. 3, 1).

К ним относятся слова святого апостола Иоанна Богослова: «Кто говорит, что он во свете, а ненавидит брата своего, тот еще во тьме. Кто любит брата своего, тот пребывает во свете, и нет в нем соблазна. А кто ненавидит брата своего, тот находится во тьме, и во тьме ходит, и не знает, куда идет, потому, что тьма ослепила ему глаза» (1Ин. 2, 9–11).

Для жизни истинной не свет солнечный необходим, а другой свет, свет духовный, освещающий и просвещающий сердца наши.

Разве мало было великих носителей света духовного в пещерах Киево-Печерского монастыря? Разве не жили без света солнечного эти великие люди, в сердцах которых воссиял великий, яркий, паче солнечного света яркий свет духовный?

Можно и живя без света, быть носителем света, можно и живя во свете солнечном, быть мертвым, не иметь в себе никакого, никакого света духовного.

В древней Персии поклонялись солнцу. Это жалкое язычество, но в этом язычестве можно усмотреть то, что люди, поклонявшиеся солнцу, понимали хоть отчасти, что такое свет духовный, что, поклоняясь солнцу, они поклонялись не только его свету, всеми видимому, но в материальном свете видели и то солнце правды, которым называем мы Господа Иисуса Христа.

Были в Персии и огнепоклонники. Можно ли сказать, что совершенно презренна вера их? Нет, в Священном Писании читаем: «Бог есть Огнь поядающий».

Эти язычники, эти огнепоклонники сами неясно понимали и чувствовали, что огонь может быть прообразом Божества, все очищающего, всякую скверну и нечестие поядающего. Это сознавали эти огнепоклонники. И их надо поставить выше тех, для которых нет никакого света духовного, ничего не существует, кроме материальных благ, кроме света от солнца, на небе сияющего.

А нам, христианам, в нынешний великий праздник показал Господь, что Его человеческое тело могло светиться божественным светом. Если так, если тело Богочеловека могло светиться божественным светом, то значит, и тела христиан, предназначенных к Богочеловеческому, тоже могут светиться небесным светом.

И знаем, знаем, что не только Господь в день Преображения Своего светился весь этим божественным светом, ибо Ветхий и Новый Завет приводят нам пример тому.

Когда опустился великий Моисей с горы Синайской, неся скрижали, на которых перстом Божиим начертаны были десять заповедей, то сияло лицо его светом божественным, и так ярок, так невыносим был этот божественный свет, что просили израильтяне, чтобы закрыл Моисей покрывалом лицо свое, ибо не могут люди взирать на него.

Когда св. архидиакон Стефан стоял пред синедрионом иудейским и бесстрашно говорил о Христе, «все, сидящие в синедрионе, смотря на него, видели лице его, как лице ангела» (Деян. 6, 15) – как лицо ангела, значит, озаренное светом небесным.

Знаем и более: знаем, что лицо преподобного Серафима по временам светилось таким же небесным светом.

У него был друг, соседний помещик Мотовилов, который был добрым и чистым человеком. Он часто с ним беседовал и однажды во время такой беседы Серафим сказал ему: «Посмотри на меня!» Мотовилов взглянул и ужаснулся, ибо вдруг лицо преподобного Серафима засияло божественным светом.

Вот видите, что Господь, открывая нам путь к Богочеловечеству, дал при этом и возможность светиться светом небесным, таким светом, как светилось все Его тело в сей великий день на горе Фаворской.

О как это важно, как это велико, как это вожделенно!

Если можем светиться светом духовным, светом божественным, неужели не приложим всех наших стараний, чтобы стать достойными этого?!

«Праведники в Царстве Небесном будут сиять небесным светом, если окажутся достойными.

Праведницы просветятся, яко солнце, в Царствии Отца их».

Так сказал Сам Господь наш Иисус Христос.

А теперь, пока живем мы в теле земном, надо помнить то, что сказал Господь: «Еще мало время свет в вас есть: ходите, дóндеже свет имате, да тьма вас не имет» (Ин. 12, 35).

«Веруйте во свет: да сынове света будете».

Воспевайте в сердцах ваших ту песнь, которую так часто слышите вы в нынешний день: «Преобразился еси на горе, Христе Боже, показавый учеником Твоим славу твою, якоже можаху: да возсияет и нам грешным свет твой присносущный, молитвами Богородицы, Светодавче, слава Тебе».

19 августа 1950 г.

Слово в день Преображения Господня

С глубоким благоговением празднуем мы ныне одно из величайших событий в земной жизни Господа Иисуса Христа – Его Преображение.

Почему я называю этот праздник столь великим?

Потому что благоволил Господь явить всему миру чрез избранных Своих апостолов, свидетелей Преображения, Свою небесную славу.

Всю ли славу явил Он? О нет, далеко, далеко не всю. Славу Божию безнаказанно видеть нельзя: невозможно для человека увидеть славу Божию и остаться в живых.

Господь явил только небольшую часть славы Своей – Свой Божественный свет, но и это безмерно велико.

Узнал мир чрез святых апостолов, что воссиял Господь Иисус Христос светом Божественным.

Узнал мир, что кроме света солнечного, света материального, существует еще иной свет – Божественный. А этого не знали ранее, ни о каком Божественном свете не помышляли.

А как же надо было нам узнать о Божественном свете!

Свет материальный, свет солнца дает жизнь материальную всему живому на земле. Без него невозможна никакая земная жизнь. Он все животворит. Он в этом отношении безмерно более велик, чем всякий искусственный свет, хотя бы даже электрический, который ничего не животворит.

Но ведь свет солнечный животворит для жизни материальной, а кроме нее есть жизнь вечная, жизнь не материальная, а духовная.

Как солнце есть источник жизни телесной, так источник жизни вечной в Господе Иисусе Христе.

И этот Свет, просвещающий всякого человека, грядущего в мир, видели святые избранные апостолы на горе Фаворской.

Об этом свете, о носителе его Господе Иисусе так сказал св. апостол Иоанн Богослов: «В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков» (Ин. 1, 4).

Свет Христов есть истинная жизнь. В этих словах отождествляются свет и жизнь.

Какую же жизнь понимать тут? Конечно, не жизнь телесную, конечно, жизнь вечную в общении с Богом.

И источник этой вечной жизни, этого никогда не меркнущего света только в Господе Иисусе Христе.

«И свет во тьме светит, и тьма не объяла его» (Ин. 1, 5).

В какой тьме светит свет Христов?

Во тьме греховной, во тьме внешней, которой так безмерно много.

Но эта тьма, эта духовная тьма никогда, никогда не может погасить этот вечный Божественный свет, ибо «свет во тьме светит, и тьма не объяла его».

Вот какой свет показал Господь Иисус Христос на горе Фаворской – свет Божественный, тот свет, который составляет подлинную и самобытную сущность только одного Бога, ибо этот свет есть одно из преславных свойств Божиих.

О Себе сказал Господь Иисус: «Я свет миру» (Ин. 8, 12).

Он свет всему миру: Его Божественным светом озарен весь мир.

Но читаем в Евангелии, что Илия и Моисей, явившиеся Господу Иисусу Христу во время Преображения Его, тоже сияли Божественной славою.

А Моисей еще за тысячу лет до этого уже сиял Божественным светом при жизни своей. Когда сошел он с горы Синай, неся скрижали Завета, тогда лицо его сияло нестерпимым для глаз человеческих Божественным светом, и должен был он закрывать лицо свое покрывалом, ибо не терпели очи народа израильского взирать на этот свет.

Что же это был за свет? Это был не самобытный свет, принадлежавший самому Моисею, – это свет, заимствованный от Бога, это отблеск Божественного света.

Знаете вы, что все планеты сияют нам не своим светом, это темные тела, не светящиеся, они сияют светом солнечным, отраженным в них. Они свет свой заимствуют от солнца.

Так и все святые, и оба великих пророка, участники Преображения Господня, сияли не своим светом, а заимствованным от Бога. Даже о величайшем из людей, Иоанне Предтече Господнем, в Евангелии от Иоанна сказано, что он не был светом, но был послан, чтобы свидетельствовать о истинном свете – Господе Иисусе Христе.

Велико и преславно сиять отраженным светом Божественным, но постыдно и недостойно искать отраженной силы и величия сильных мира сего, как этого искали во все времена царедворцы и льстецы.

Есть много людей, считающих себя просвещенными, носителями света науки и философии. К ним обращены слова Христовы: «Итак, смотри, свет, который в тебе, не есть ли тьма» (Лк. 11, 35).

О, как необходимо им вдуматься в эти слова, сравнить свой мнимый свет с Божественным светом Христовым и понять бедность своей души.

А Матфей приводит эти слова иначе: «Итак, если свет, который в тебе, тьма, то какова же тьма?» (Мф. 6, 23).

Вот в эти слова вдумайтесь, эти слова хочу я разъяснить вам.

Но их нелегко понять, и начну я издалека.

В далекой Индии живут религиозные мыслители и подвижники, которые именуют себя йогами.

Они создали учение, правда, чуждое нам, но мудрое.

Они говорят, что стяжавшие духовное зрение видят людей окруженными лучами различных цветов: добрые и чистые люди окружены прекрасным голубым сиянием, злые и жестокие красным, тупые и всецело преданные низменным интересам погружены в темное и черное излучение.

Может быть, и действительно видят они это, но зачем я об этом рассказываю вам?

Затем, что в этом учении йогов есть некоторая доля истины, недалеко оно от великих и глубоких слов Христовых: «Добрый человек из доброго сокровища (души своей) износит доброе, а злой человек из злого сокровища износит злое» (Мф. 12, 35).

Добром и светом души своей, неприметно изливающимся во тьму внешнюю, праведники освещают эту тьму.

Они подобны человеку, идущему в темноте с фонарем: и себе освещает дорогу, и другим показывает ее.

А если и сердце человека тьма, то непроглядна для него и внешняя тьма («а какова же тьма»).

Горе ему, горе сугубое тому, чьи руки в крови, которого йоги видят окруженным красным излучением!

Да не постигнет никого из нас такое страшное горе!

Да услышит и исполнит Христос прошение наше: «Да воссияет и нам грешным свет твой присносущный, молитвами Богородицы, Светодавче, слава Тебе».

Но этого великого счастья надо заслужить усердным исполнением всех заповедей Христовых.

Надо стать праведниками, которые просветятся, как солнце, в царстве Отца Небесного.

Аминь.

1951 г.

 

 

Проповеди архимандрита Иоанна Крестьянкина († 2006). 

Неведомому чаду. Деятельные и созерцательные слова (обретенные в переписке)

(отрывок)

Неведомому чаду Архимандрит Иоанн (Крестьянкин)

Это издание посвящено 100-летию со дня рождения архимандрита Иоанна (Крестьянкина).

Краткие извлечения из обширной переписки отца Иоанна составили 70 назидательных слов этой книги. Все они продиктованы глу­боким знанием человека и современной жизни.

Главным делом батюшки было духовное окормление людей, возвращение заблудших Богу, открытие им воли Божией. Только в Церкви и с Богом видел он возрождение каждого человека, страны и мира в целом.

Предлагаемый сборник публикуется впервые.

 

Молюсь о тебе всегда. Да не оскудеют в тебедары Господни. Не омрачит житейская суета чистоту сердца и души твоей. А крылышки наши иногда повисают, и нет сил взмыть в небо. Это ничего, это наука из наук, которую мы проходим. Лишь бы желание видеть небо над головой – небо Божие – не исчезло. А слезы, труд, болезнь сердца на нашем пути неизбежны. Не исчезай, чадце!

Стучись в третье с краю окошечко и зови скорую помощь – ангела-хранителя твоего и наши молитвы…

Слово 1. Таинственное

Некто знает о всех наших заботах. От Него не ускользает ни одна наша тревожная мысль. Он знает, что заботы причиняют страдания. Поэтому Он всегда хочет помочь нам. Он обещает нам взять на себя наши заботы. Можно ли иметь что-либо лучше? Он хочет устранить все то, что тяготит нас. Он хочет проложить для нас путь там, где мы больше уже не видим возможностей. Он хочет изменить всю обстановку, которая обременяет нас. Он хочет послать нам помощь. Поэтому передай Ему свои заботы. Возблагодари Его за то, что Он берет на Себя и оказывает тебе помощь в тех бедствиях, которые сегодня печалят тебя. Таким образом, сердце твое исполнится миром.

Слово 2. Таинственное также

Господь близ и видит тебя. И не даст совсем пасть. Сохрани Господа, и Он сохранит тебя.

Слово 3. О мече Господнем

Мира нет. Мира нет никогда, и Господь принес в мир не мир, но меч. И вот этот меч

Господень рассекает до самых последних глубин, а успокоение, и утешение, и осмысление происходящего только в вере, только с Богом и в Боге. Дай вам Бог это главное осознание, и душа возжаждет жить в мире только с Богом, только для Бога и для людей. Умудри вас Господь!

То, что происходит в мире, – не открытие, всему надлежит быть, и второе пришествие близится, а люди будут по обетованию спасаться до последних дней мира. Одни – спасаться, другие – погибать. И главное их дело спасительное – сохранить веру.

Нет веры, нет и мира.

* * *

Так и будете всю жизнь проводить в борьбе с собой, с врагом, и это до конца дней наших. Покой будет милостью Божией только за гробом. На земле рая нет, и мы – не ангелы.

* * *

Весь мир ощетинится на того, кто дерзнет увидеть истинное его лицо, на того, кто начнет смотреть на все вокруг сквозь призму Закона Божия. Я бы только предостерег

от показного проявления появившихся в вас христианских взглядов – это будет расхищение того, чего еще вы не приобрели в свою собственность. И другим говорить о Боге, когда у них еще нет склонности слышать о Нем, не надо. Вы спровоцируете их

на богохульство. А вы не спешите, молитесь о тех, кому хотели бы помочь, и предавайте их Богу. У Него сила и власть реальны, а наши – кажущиеся.

Слово 4. Помощь от Господа

Как правило, человеческая помощь бессильна, истощается очень быстро, и человек обращается к Богу.

* * *

Прошлую жизнь изменить нельзя и стереть, как несущую, тоже невозможно.

* * *

Спаситель пришел спасти грешных, и, когда умножился грех, стала преизобиловать

благодать. И сколько сейчас людей, уже, казалось бы, погрязших в пучине самого

мерзопакостного греха, получают спасительный толчок от Господа к возрождению души. Толчок получили, а дальше должно быть осознание чуда Божией любви, преобразующей жизнь. Не гордостное самомнение о полученном даре, но осознание своей полной греховности, своего полного бессилия снять с себя коросту проказы, поразившей все существо, и вместе с тем бесконечной благодарности Богу и упование на Его силу и милость в будущем.

Свое же – только желание и посильный труд, не сверхсильный, ведь нельзя требовать от себя того, чего в настоящий момент ты сделать не в силах.

Слово 5. Самое короткое и самое длинное одновременно

Дело же спасения длится всю жизнь.

Слово 6. О скорбях и болезнях

Теперь, при оскудении духовных руководителей и при ослаблении веры верующих, Господь дал людям нелицеприятного руководителя, который и лечит, и учит, и вразумляет, – это тяготы жизни – скорби и болезни. Ум людской каверзен, сердце стало лукаво, трудно контролировать свои действия, а Господь, зная это, дал нам горькое врачевство от душевных недугов – физические болезни.

* * *

Милостив Господь, учит нас уму-разуму, а теперь чаще, чем когда-либо ранее, лекарства-то все прискорбные да болезненные. Уж очень мы много дел непотребных натворили, прежде чем о Боге задумались.

* * *

Чаще бывает так: отпадет человек от Источника жизни, творит дела неподобные, и у него заболевает душа; а закоснеет в заблуждениях – заболевает и тело.

* * *

Вот и пришел зов Божий к вам в виде болезни. Откликайтесь. Нет ли долгов серьезных? венчаны ли с супругом? не было ли смертных грехов? И не отчаивайтесь! Ко Господу обратитесь всем своим существом – душой, и сердцем, и умом. Увидите чудо Божией милости над собой.

* * *

Я думаю, что болезни – это самый ценный и многообещающий труд духовный, ведь ничто так не смиряет человека, как болезни.

Слово 7. О том же

Как дыма без огня не бывает, так не бывает и болезни без греха.

* * *

Исход у нас один, и всем нам он известен – вратами смертными

войти в Вечность. Болезни же – уведомительные телеграммы о том, чтобы мы не забывали о главном в жизни. И это не значит ходить с чувством обреченности завтрашнего своего дня. Это велит живо и ответственно относиться ко времени. Надо исповедоваться, пособороваться, причаститься и, не вдаваясь в умствования, домыслы и человеческие расчеты, предать себя воле Божией.

* * *

Терпение болезни незаметно напитало душу вашу добродетелями, а через них благодатью – это и есть та самая пустыня, без которой невозможно избавиться от самости и к Богу приблизиться. Ничего не пугайтесь. Во всех случаях бегите к Богу в Таинствах Его.

* * *

Трудно тому, кто болеет, и его подвиг высок, но мера та же и ухаживающему за больным.

* * *

Вся наша трудность и боль именно потому, что мы не хотим принять Божьего и все домогаемся своего. А Бог нас любит больше, чем мы себя, ибо мы в духовном ничего не смыслим и все печемся о теле. Тело же страдает и болит оттого, что душа в проказе.

* * *

Дорогой мой, настало время такое, когда надо каждой скорби в ножки поклониться и руку ее облобызать. Ведь только скорби и ходатайствуют о нашем спасении.

Книга полностью по ссылке: https://azbyka.ru/otechnik/Ioann_Krestjankin/nevedomomu-chadu-dejatelnye-i-sozertsatelnye-slova-obretennye-v-perepiske/#sel=1:3,1:3

Источник: azbyka.ru

 

 

 Рейтинг@Mail.ru

 

(1679)

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *