«На пустоши Оричной»: история старейшего православного храма Орска

Павел Лещенко, Урал56.Ру

19.04.2020

Покровский женский монастырь в 1916 году. На заднем плане — нынешний Покровский храм. На переднем плане церковь св. великомученицы Параскевы Пятницы.

Сегодня православные христиане отмечают самый главный праздник церковного года – Светлое Христово Воскресение, или Пасху. И в этот день мы решили выпустить особую «старость». Она будет посвящена истории самого старого (из ныне существующих) орского храма – храма Покрова Пресвятой Богородицы. Возвели его 112 лет назад…

Монастырь строили всем миром: и казаки, и купцы, и мещане

Покровский женский монастырь Орска был основан (не официально, но фактически) в 1885 году. 12 девиц, то есть незамужних женщин разного возраста, организовали религиозную общину: они поселились в деревянном доме в Ташкентской слободе, который им пожертвовал купец Василий Артеменко. Чтобы будущей обители было, на что существовать, православные орчане пожертвовали общине и другое имущество: казаки поселка Кумак – 47 десятин земли; купцы и мещане города – полторы тысячи рублей… Девицы молились, посещали службы в городских храмах, жили по правилам, приближенным к монастырским.

Тогда же, в 1885 году, они обратились к епископу Оренбургскому и Уральскому Вениамину с прошением создать в Орске женский монастырь, но их просьба была удовлетворена Синодом лишь 25 октября 1888 года, и то частично: была официально узаконена православная женская община в честь Покрова Божией Матери. Два года спустя на освященном епископом месте (том, где теперь находится база ОМОНа) был построен деревянный храм Святой мученицы Параскевы – он сгорел в 1916 году.

В 1894 году Орская городская управа выделила общине землю на окраине города. Было у этой земли собственное название: «Пустошь Оричная». Вот как она описывается в документах того времени (цитата по книге «Православные храмы Орска»:

С юго-восточной стороны, начиная 1-ю линию от бывших Татарских кладбищ к Коровьему озеру, кончая таковою параллельно с воротами христианских кладбищ, которая длиною 100 саж, так что всего в усадебном дворовом месте общины составится с прежде отведенною 10500 квадратных сажень… 

Лишь в сентябре 1898 года община была наконец преобразована в женский Покровский монастырь. А 10 лет спустя, в 1908 году, был построен и торжественно освящен каменный монастырский храм – тот самый, что и сейчас называется Покровским.


Покровский храм в 1910 году. Фото из книги «Православные храмы Орска», автор – Сергей Носков

На территории монастыря в 1915 году были расположены: два храма, деревянный и каменный, сестринский корпус (общежитие), трапезная (столовая), просвирня (пекарня), рукодельня (здание, в котором монахини и послушницы вышивали священнические облачения, хоругви и т.д.), церковно-приходская школа (в ней учились дети из небогатых семей). За оградой находились дома священника и диакона. В монастыре жили 33 монахини и 85 послушниц. Должность настоятельницы занимала игуменья Евлампия (Васильева).


Настоятельница монастыря игуменья Евлампия. Фото из книги «Православные храмы Орска», автор – Сергей Носков

Кстати, она в молодости была сестрой милосердия на Турецкой войне, и за множество спасенных жизней была награждена темно-бронзовой медалью «В память Турецкой войны 1877-1878 гг.».

Вместо иконостаса – киноэкран

После революции монастырь действовал еще 9 лет. Поначалу Советская власть относилась к монахиням, вроде бы, лояльно, хотя предчувствие будущих гонений уже витало в воздухе. Очевидно, в народе тогда бродили слухи о скором закрытии обители: мол, разгонят сестер, а строения, которые возводились всем городом, отдадут красноармейцам… Но городские власти эти предположения с негодованием отметали и даже высмеивали в городской газете.


Газетная заметка 102-летней давности

23 августа 1918 года в «Известиях Орскаго Совета Рабочих, Крестьянских и Казачьих Депутатов» была опубликована заметка «Голос хлебороба». Вот что в ней говорилось:

Недавно я поехал убирать хлеб, который посеял верстах в двадцати от города. Выехав за конный завод, мне повстречались 15 всадников, вооруженных винтовками. Двое были одеты довольно-таки странно: один в черной одежде, подпоясанный лаковым поясом, другой с длинными волосами и черной окладистой бородой. К своему удивлению, я узнал в них монашку и священника. Обыскав меня и ничего не найдя, монашка обращается ко мне с вопросом: «Правда ли, что большевики разогнали всех монашек Орскаго монастыря и поместили там красноармейцев»? Я ответил, сдерживая смех, что не знаю. Не добившись от меня никакого толку, они отпустили меня «с миром».

История, конечно, невероятная (с чего бы монахине обыскивать мужчину, да еще при казаках – мало того, что не положено, так тут еще и навык нужен) и, скорее всего, выдуманная. Дело в том, что Орск тогда находился в белом кольце – вся область (более того, вся земля Оренбургского казачьего войска, а это нынешнее Оренбуржье плюс большая часть Челябинской, а также солидные куски нынешней Башкирии и Казахстана) находилась под контролем казачьего атамана Дутова. И во время осады упрямого города дутовцы вели, помимо артобстрелов, попагандистские атаки. И в них использовали такой аргумент: дескать, орчане красных поддерживают – ну, и дождутся, что красные их же святыни растопчут…
А советское руководство города эти «беспочвенные слухи» развеивало, в том числе и через газету: врут все беляки, стоит себе монастырь, никто его не трогает, даже простому хлеборобу смешно такое слушать…

Потом, конечно, тронули – в 1925 году. Все случилось так, как и описывал в газете Хлебороб: монахинь разогнали, многие из них перебрались в частные дома Старого города, к верующим орчанам, и продолжали соблюдать монашеские обеты до самой смерти. А в кельи, и правда, заселили бойцов 45-го дважды краснознаменного Орского кавалерийского полка. Сестринский корпус превратился в казарму, трапезная – в столовую, монастырская площадь – в плац.


Так здание выглядело вскоре после передачи его православной общине в 1990-х. Фото сайта «Историческая страница Орска»

А Покровский храм военное руководство приспособило под клуб.


В клубе «Паруса». Фото Олега Терентьева из группы военнослужащих части в соцсети «Одноклассники»

Сначала его и не перестраивали, лишь сорвали купола с крестами. А потом (уже в 1959 году, когда кавалеристов сменили бойцы ПВО из части «Парус») провели существенную реконструкцию: верхние ярусы колокольни и барабаны (башенки, на которые водружаются купола) разобрали так, чтобы все здание было по высоте одного уровня, и покрыли все это единой кровлей; роспись с библейскими сюжетами со стен сбили; в центральном зале установили 176 зрительских кресел, на месте иконостаса разместили киноэкран; на амвоне (возвышение перед иконостасом) соорудили сцену, а в самом алтаре – радиоузел и что-то вроде костюмерной. В притворе колокольни, где сейчас располагается иконная лавка, оборудовали библиотеку.


Солдаты возле здания клуба. Фото Олега Недобежкина из группы военнослужащих части в соцсети «Одноклассники»

Восстановление храма

В 1993 году в/ч 89441, то есть «Парус», была расформирована. Территория, когда-то принадлежавшая Покровскому монастырю, лишилась хозяина. И верующие орчане обратились к местным властям с просьбой вернуть ее. В городском архиве сохранилось такое письмо от 22 марта 1993 года:

Приходской совет и все верующие нашего города обращаются с просьбой: рассмотреть вопрос и оказать нам помощь в получении территории бывшего женского монастыря, построенного на пожертвования верующих… На территории монастыря располагалась восковая часть 89441. Верующие и приходской совет Покровского молитвенного дома [небольшая церковь на улице 1 мая, существовавшая в советское время в обычном жилом частном доме и действующая до сих пор – прим. Урал56.Ру] не раз обращались к командованию части, в Верховный Совет, к председателю совета по делам религии при совете министров СССР, к министру обороны СССР, но, так как на территории монастыря располагалась воинская часть, это препятствовало нашему прошению… По праву монастырь принадлежит верующим, т.к.к построен ан пожертвования верующих… О возврате монастыря собрано 1500 подписей, и можно собрать больше…

О. Иоанн Гогалюк

Настоятель Покровского молитвенного дома (в 1993 году)

Впрочем, претендовали на эту территорию не только православные. В той же архивной папке хранится другое письмо, полученное администрацией буквально в те же дни: МПО «ЖКХ» просило передать обширный монастырский двор вместе с постройками «для укрепления материально-технической базы городского коммунального хозяйства». Впрочем, в этом письме и само слово «монастырь» не фигурирует, речь ведется о территории расформированной части «Парус». Там, писал гендиректор МПО ЖКХ Владимир Васькин, можно было бы ремонтировать коммунальную технику, а также изготавливать ритуальную продукцию – «цеха по изготовлению памятников, гробов ТСОН находятся в аварийном состоянии и подлежат закрытию».

Третьим претендентом стало министерство внутренних дел. В начале 90-х, чтобы успешно бороться с организованной преступностью, в Орске потребовалось создать специальное подразделение – отряд милиции особого назначения. Вот омоновцы-то, вслед за кавалеристами и ПВО-шниками, и заняли в декабре 1993 года бывшую монастырскую территорию. На ней был основан так называемый «милицейский городок» – сейчас там, помимо ОМОНа, находится и база ППС.

Кадеты из орской школы №53 занимаются в спортгородке на базе ОМОНа. На заднем плане – Покровский храм. Фото с сайта школы

Но, взяв бывшую армейскую территорию, клуба милиционеры не приняли. Да и зачем он им? ДК в городе предостаточно, а содержать и постоянно ремонтировать старое здание – удовольствие недешевое… В общем, здание храма и дом игуменьи были переданы православным.

К тому времени эти строения пришли в ужасное состояние. Вот как это описывается на сайте нынешнего Покровского храма:

Храм выглядел просто страшно — не было ни окон, ни дверей, в алтаре была сцена, на сцене общественный туалет. Над сценой по бокам макеты красных флагов, в центре портрет Ленина… Была там бильярдная — от нее остался стол. На чердаке мы обнаружили с 0,5 метра голубиного помета с трупиками голубей, надо было все это очищать. К празднику святой Пасхи весь чердак почистили и скинули все вниз, был жуткий запах и неисчислимое количество мух… На восстановление приходили до 150 человек в день.

О. Анатолий Сопига

Настоятель Покровского храма

Когда верующие принялись за ремонт, они были поражены: в месте, где столько лет не звучала молитва, а проводились политзанятия, в том числе и антирелигиозной направленности, стали явственно проявляться прежние, дореволюционные черты.

В левом приделе по нерадению или по Промыслу Божию штукатурку с росписью не сбили. Сколько в последующем не закрашивали роспись, святые лики вновь проступали. Никакая краска не брала… Когда взрывали купол и сбивали роспись со стен, то все это было погребено под полом храма. После того, как мы полы вскрыли, то увидели там — то голову какого-то святого, то руку. В храм технику не загонишь, и вот наши бабушки на руках все из подвала перенесли на улицу. Около забора, где у нас усыпальница, при военной части было овощехранилище, так вот все остатки росписи погребли в этом овощехранилище. Поэтому там и поставили поклонный крест.

О. Анатолий Сопига

Настоятель Покровского храма

В 1995 году в восстанавливаемом храме была проведена первая за 70 лет литургия. Отопления не было, священник служил в дубленке и валенках…

В 1999 на восстановленные барабаны установили пять малых куполов, а в 2002 – центральный, весом 13,5 тонн.


Установка центрального купола. Фото из книги «Православные храмы Орска», автор – Сергей Носков

Ну, а к осени 2004 года на колокольню подняли 8 колоколов, отлитых на Каменск-Уральском заводе – и они стали созывать верующих на молитву. Звон этих колоколов будет раздаваться и сегодня – в праздник Воскресения Христова.

 

(27)